Домой / Новости / Город / Жизнь после затопления: чего боятся и о чём мечтают семейчане, пострадавшие от большой воды. ФОТОРЕПОРТАЖ

Жизнь после затопления: чего боятся и о чём мечтают семейчане, пострадавшие от большой воды. ФОТОРЕПОРТАЖ

Семей. 24.04. “Semeyainasy” – Мартовский паводок изменил привычный уклад жизни тысяч семейчан, чьи дома оказались во власти природной стихии. Пострадавшие с ужасом вспоминают, как вода затопила их жилища, за этим зрелищем многие из них наблюдали лично. Прошёл почти месяц, но жизнь многих из них до сих пор не может войти в привычное русло. Одни заселились, другие до сих пор живут у родственников или в эвакопунктах. Единственное, что изменилось – люди вышли из ступора, многие из них рассказывают о случившемся уже без слёз.
Корреспонденты информационного агентства «Semeyainasy» побывали в гостях у жительниц Пристани, которые обратились в редакцию нашего издания, чтобы рассказать, как сегодня подтопленцы справляются со своими проблемами, нахлынувшими вместе с волной.

Фото 1

Нашими гидами стали жительницы Пристани – Сауле Юсупова, Мейрамгуль Турсунханова и Бахытгуль Ертаева. Когда мы свернули с улицы Сатпаева в сторону Пристани, и проехали несколько десятков метров, на улицах сразу стало пусто и тихо. Откуда же взяться людям, ведь многие из них до сих пор не могут заселиться в дома. Как и наши героини, которые на сегодня проживают в гостинице Семей. Проезжая мимо домов бросается в глаза та самая отметка, которая показывает, как далеко зашёл Иртыш на это раз.

Фото 2
Такие метки на каждом доме

Сауле, Мейрамгуль и Бахытгуль – соседки. Их дома расположены по улице Краевой в самой низине. Поэтому вода в них стояла трое суток. В доме у Бахытгуль Иртыш задержался на 5 дней. Мейрамгуль Турсунханова пригласила нас к себе во двор. Заходим и сразу видим кучу вещей, которые разложены на всевозможных досках, разбухших шкафах, в ожидании солнышка и тёплого ветра.

«То, что можно сохранить, я вынесла на улицу, когда была солнечная погода. Опять дождь, наверное, и это пропадёт. Сейчас нужна солнечная погода, но и погода отвернулась от нас, – с сожалением рассказывает Мейрамгуль Турсунханова. – Во время наводнения кое-что из уличного имущества уплыло. Когда на наш район хлынула вода, углярка была открыта, поэтому уголь весь уплыл, будку и трёхколесную тачку мы потом нашли в начале улицы. А вот умывальник до сих пор найти не можем».

Фото 6

Во дворе у Сауле стоит легковой автомобиль. Во время наводнения его по самую крышу залило речной водой. Когда вода волной шла на посёлок, транспорт не успели завести и выгнать. Нужно было бежать. На сборы было всего несколько минут.
«Я была дома в этот день. Как раз установилась хорошая погода. Я затеяла стирку, открыла окна для проветривания. И тут мне кричат соседи, что наш район топит. Мы схватили документы и бросились бежать. Окна так и остались открытыми. Поэтому в окна хлынул соседский навоз, они держат лошадей. Я не представляю, что ещё плавало у нас в доме, у многих соседей ведь и курятники, и туалеты есть на улице», – рассказала Сауле Юсупова.

Заходим в дом. В нос бьёт запах сырой глины и сырости. Пребывая в таком помещении чувствуешь себя очень зябко и неуютно. Повсюду в доме у Сауле вышедшая из строя бытовая техника, сырая мебель, посуда. Полы вскрыты для просушивания, на стенах в зале видна треснувшая штукатурка, а в кухне – трещины посерьёзнее. Через 10 минут начинаем кашлять, ещё через 10 минут дерёт в горле.
«Печку топим, дома жара, а дышать нечем, снизу идёт испарение. А как быть тем, у кого дети? А как тут жить? Здесь больше получаса находиться невозможно, плохо становится. В первый день после затопления нам сказали, что в каждый дом будут предоставлять теплопушки. Но ни одной не было, неделю назад попросили у друзей на 220 вольт, а она нагревается. Мы её на 5 минут включим и отключаем. Сыро очень. А ещё говорят, что как только нам начислят компенсацию, это будет где-то через месяц, то сразу выселят. А куда идти, особенно с детьми?» – задаётся вопросом Сауле Юсупова, внук которой с нетерпением ждёт возвращения домой.

У Бахытгуль на первый взгляд большой и крепкий дом. Деревянные полы покрыты ровными досками, высокие потолки, просторные комнаты. Но то, что уцелело, таит в себе опасность. По стенам пошли трещины. Бахытгуль переживает, что мансарда может провалиться и рухнуть на первый этаж. Оценщики записали все изъяны, но что именно нужно делать, чтобы семье с тремя детьми жить в безопасности, ей пока никто не сказал.
«По стенам пошли трещины, за это я сильно переживаю. Сейчас я в положении, врачи сказали, чтобы я ложилась в больницу, но как я могу оставить дом? Мой муж уедет на работу, что мне делать дальше», – в растерянности недоумевает Бахутгуль Ертаева.

А в доме у Мейрамгуль всё готово к ремонту: полы вскрыты, стены освобождены от гипсокартона, рабочие постарались. Строительная компания хоть сегодня готова начать ремонт в её доме. Но Мейрамгуль пока не торопится. Ведь пока погода не способствует высыханию стен, а без полноценной просушки начинать ремонт нет смысла: все стройматериалы пойдут на смарку. Хотя есть ещё один момент, который вызывает много вопросов: финансовый.

Фото 13

«В первый день мне сказали, что всё восстановят, и машинку стиральную такую же, и ремонт такой же сделают, даже баню с гаражом. А потом сказали, что только три комнаты в доме отремонтируют, стали отдаляться от нас. Затем я выяснила, что компенсацию, которая поступит нам на счёт, будет снимать организация, которая возьмётся за ремонт. Я спросила, как будут вести расчёт, мне ответили, что если, к примеру, нам начислят 1,5 млн. тенге, то на эту сумму рабочие сделают весь ремонт. Но как они будут укладываться в эту сумму? Еще ведь, говорят, зарплаты рабочим с этой суммы будут высчитывать, а вдруг денег всего на две комнаты хватит? И что тогда?, – задаётся вопросом Мейрамгуль Турсунханова».

Фото 14

«Я попросила оценщиков предоставить мне смету и сумму, которую они насчитали, список планируемых работ, – продолжила Мейрамгуль. – Мы хотели посмотреть, что нам насчитали, смету показали, а сумму не сказали. Строительная организация заявила, мол, мы хоть сейчас начнём, но я их остановила. Если мне выплатят достойную сумму, то я, может, добавлю ещё денег и приобрету другое жильё. Возможно, найдут рабочих, которые меньше попросят за свои услуги».

Фото 15

«Я нашла людей, которые мне бесплатно всё в доме сделают, мои знакомые. В отделе ЖКХ сказали, что обналичить компенсацию мы не сможем, ими может воспользоваться только организация, которая будет делать нам ремонт. А в начале марта нам Николай Ушаков и сам аким говорили, что мы сами будем распоряжаться этими деньгами. Я так примерно посчитала, прикинула, нам чтобы вернуть всё в прежнее состояние нужно три миллиона тенге. Это только на строительные и отделочные работы. Это не считая бытовой техники. Нам на днях двое рабочих вообще сказали, а зачем вам что-то капитально делать, вас все равно затопит. Вот такое нам говорят», – рассказала Сауле Юсупова.
Бытовая техника – это ещё одна больная тема. Во дворах почти каждого затопленного дома можно найти вышедший из строя холодильник или микроволновую печь. Многие из них не подлежат восстановлению. К примеру, во дворе у Мейрамгуль стоит газовая плита, купленная два года назад.

Фото 16

Много пересудов было вокруг бытовой техники, которая находится в гарантийном обслуживании. Оценщики просили пострадавших предоставлять чеки на такое оборудование. Но в этом нет смысла, уверяют женщины. Ведь всё равно придётся восстанавливать залитую технику самим, либо покупать новую.
«Я ходила в магазин, рассказала свою историю, что наши дома затопило, и техника, которую взяли в кредит, осталась в воде. Но мне ответили, что подтопления не входят в гарантийные условия, что это не техническая поломка, и ремонт делать мы будем за свой счёт, – рассказала о недавнем визите в торговый дом Сауле Юсупова.
«Хотя нам и в администрации и в комиссии сказали, что когда мы пойдём в магазин, нам поменяют новую технику по гарантии, – подхватила Мейрамгуль. – Сейчас нам говорят, что только 30% от стоимости неисправной техники будет выделяться в качестве компенсации. Будут брать среднюю сумму. То есть если моя стиральная машинка стоит 150 тысяч, то они берут в расчёт, к примеру, средние 70 тысяч».

Фото 17

«Такая же проблема и с мебелью, нам ещё два месяца платить за неё, а она уже расползлась. Не то, что советская, 80-х годов. Соседи протёрли её тряпочкой, отполировали, и домой занесли, ничего с ней не стало», – критикует современную мебель Сауле.

Фото 18

Как мы видим, у людей скопилось очень много вопросов. Но задать их некому. Но это только малая часть вопросов, которая интересует семейчан, в чьи дома в конце марта пришла большая вода.
Пока в Аягозе пострадавшие от паводка отмечают новоселье, а в Глубоковском районе полным ходом идёт ремонт, в Семее люди отчаялись и не верят в положительный исход. Информационный вакуум порождает среди подтопленцев массу слухов, отсутствие достоверных фактов даёт повод для тихой паники. Так быть может чиновникам пора выйти на прямой разговор с подтопленцами и ответить на все их вопросы?

Альбина Халел

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

Около девяти млн тенге штрафа заплатит руководитель отдела в Семее за взяточничество

Читали: 18 Семей. 21.02. “Semeyainasy” – Руководитель Отдела архитектуры и градостроительства города Семей осужден за …

Добавить комментарий

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ