Домой / Интересные люди / Любовь Бароховская: Нет ничего более важного в жизни ,чем знание своих истоков… (продолжение)

Любовь Бароховская: Нет ничего более важного в жизни ,чем знание своих истоков… (продолжение)

data-ad-slot="1867841055">

(Продолжение)

…  Воспоминания о детстве обрывочны и хаотичны. Причем, сложно вычленить собственные воспоминания от позднейших напластований, появившихся в результате рассказов взрослых о каких-либо событиях нашей семейной жизни.

Запустив наугад руку в темный мешок памяти, натыкаюсь на колыбельную песню, которую скорее всего пела бабушка (маме было не до колыбельных – с двумя детьми-погодками она сама засыпала на ходу) :

Ой, дуду, дуду, дуду, потерял мужик дугу.

Шарил, шарил – не нашел, он заплакал и пошел…

У меня сердце сжималось от жалости к незадачливому мужику, который умудрился потерять такую важную вещь в хозяйстве, как дуга. Как же он теперь будет обходиться без нее? Еще полбеды, если дуга его собственная – смастерит или купит новую. А если –  казенная? Ведь тогда нужно будет отчитываться за нее. То ли перед грозным барином, то ли перед требовательным председателем колхоза…В любом случае горе, видно, немалое, если взрослый, бородатый (так я его представляла себе) мужик даже заплакал, не найдя (не нашарив) дугу то ли в густой траве, то ли в глубоком снегу…

Я отчетливо видела, как этот мужик, босой, в рубахе навыпуск, с всклокоченными волосами (а иногда – в старом тулупе, подпоясанный кушаком и непременно – с кнутом в руках) шел, заливаясь горькими слезами, не разбирая дороги. Шел он, горемыка, всегда ночью, иногда по обледенелому насту, иногда по размытой дождями скользкой тропинке, спотыкаясь и падая…Хорошо, если где-то неподалеку его деревня, теплая изба, освещенная мерцающим светом лучины, жена или мать, приготовившие ему какой-никакой ужин, утешающие фольклорными оборотами вроде «Перемелется –  мука будет»… А если забросила судьба бедолагу далеко от родного дома, от близких людей, некому его пожалеть, приголубить? Тут  мне впору самой зареветь – завсхлипывать, какой уж  сон под такую колыбельную !

Жизнь нашей семьи была тогда ничуть не слаще ситуации этого мифического мужика. Мама не могла выйти на работу из-за нас с братом, совсем маленьких. Отца уже знали в немногих организациях малонаселенного левобережья, где находилась наша квартира. За ним закрепилась репутация человека неблагонадежного, чем-то провинившегося перед Советской властью (чем именно – никто вникать не собирался), да еще и с не очень уживчивым характером. (Напоминаю, что после смерти «отца всех народов» прошло еще не так много времени и «органы» продолжали держать население в страхе.)

Перспектива найти работу в районе Семипалатинска, расположенном на правом берегу Иртыша была, конечно, более реальной. Но тогда сообщение с центральной, старинной частью города было затруднено из-за отсутствия стационарного моста. Лишь летом наводили понтонную переправу на реке.

От настоящего голода нас спасало мамино умение шить – она ведь закончила техникум легкой промышленности. Шила в основном мелочи, влет уходили на местном базарчике, располагавшемся неподалеку от тогдашнего кинотеатра «Заря», предметы женского туалета, бывшие в страшном дефиците. Распродав свое рукоделие и выручив небольшую сумму, мама тут же покупала на нее продукты и спешила домой. Но так везло не всегда и с безденежьем мы были знакомы не понаслышке.

… Как-то, после очередного похода в поисках работы, отец вернулся  с булкой хлеба. Откуда?! В доме – в прямом смысле ни копейки, с трудом нашли «двушку», чтобы он мог сделать какой-то важный звонок. Оказывается, он не смог дозвониться. В довершение невезухи еще и монетка застряла в таксофоне и никак не удавалось ее вытащить. С досады отец стукнул кулаком по автомату и – о чудо! – из вредной «железяки» обрушился ливень  мелочи. Когда он  посчитал, выяснилось, что как раз хватает на булку хлеба…

Но бывали в  жизни чудеса и более масштабные. Николай Михайлович Марков. Имя этого человека в нашей семье произносили всегда особым тоном. С глубоким уважением, даже благоговением. Так произносят имя того, кто спас от большой беды. Он оказался рядом, когда наша семья буквально голодала.

…И вдруг отец возвращается с ежедневных, почти уже безнадежных попыток трудоустройства на телеге, нагруженной разнокалиберными ящиками, мешками, коробками. ( В то время извозчики на телегах выполняли функцию грузового такси. Они были по национальности казахами и жили в саманных домишках, окруженных многочисленными хозяйственными пристройками, в том числе и конюшнями, загонами для скота, от которых исходил стойкий запах навоза. Все эти «усадьбы» располагались там, где сейчас возвышаются магазины «Океан», « 1000 мелочей» и многочисленные многоэтажные жилые дома вдоль проспекта М. Ауэзова.)

Отец привез картофель, муку, рис, макароны, подсолнечное масло, сахар…В общем, целое богатство, по тем временам. Оказалось, что после длительных хождений он наткнулся на контору бахчевого хозяйства, познакомился с его директором, Н. М. Марковым, описал горестное положение нашей семьи, а заодно, в общих чертах – свою биографию, достаточно тогда типичную (Соловки, Беломорканал, Великая Отечественная война). Николай Михайлович понял его с полуслова, так как сам прошел не менее «крутой маршрут».

Родился он в Бийске, в 1917 году, в зажиточной семье. Отец, Михаил Марков, занимался торговлей. Мать, Саломея Андреевна, в девичестве Андюкова была потомственной знахаркой, лечила людей целебными травами, которыми всегда славился Алтай. Было у них три сына, Петр, Иван и Николай.

Грянула революция, началось деление народа на категории и семья Марковых неожиданно попала в «кулаки». Младшая дочь Николая Михайловича, Наталья Николаевна, в замужестве Рыкова, рассказывает: «Конфисковали имущество моих дедушки и бабушки и, собрав народ, стали раздавать их нехитрые пожитки. Кому самовар, кому посуду, а кому одежду и даже продукты. Но люди, вынужденные под давлением брать что-то, в тот же вечер или наутро возвращали со словами : «Возьми, Андреевна, нам твоего не надо.»

Но на этом строители « нового мира» не успокоились и однажды, посадив всю семью на подводу, увезли  из родного дома. После долгих мытарств, Марковы оказались в Казахстане, в Семипалатинске. Только начали обживаться, обустраиваться, настигла новая беда – Михаил внезапно исчез. Ушел из  дома и не вернулся. В 30-ые годы это случалось сплошь и рядом. Саломея осталась в чужом городе одна с тремя детьми. Помог ей выжить и поднять мальчишек брат мужа, Алексей, скромный, порядочный человек.

Началась Великая Отечественная война, все три брата Марковы ушли защищать Родину. Отец с несколькими бойцами попал в окружение и оказался в концлагере. Побои, голод, вши, издевательства…Был момент, когда папа так обессилел, что его приняли за мертвого и стащили специальным крюком в морг, находившийся в подвале. Он очнулся среди трупов и пополз по ступенькам к выходу. Один из санитаров, Валентин, сжалился над ним и стал понемногу подкармливать.

Окрепнув, отец вместе с еще одним товарищем решили бежать из концлагеря. Немцы пустили по следу овчарок. Когда собака догнала отца, он, видя над собой ее оскаленную пасть, засунул ей в горло кулак. Когда беглецов доставили в лагерь, их ожидала виселица. Но в последний момент сняли петли с шеи – оказывается, был день рождения у матери коменданта, в честь этого они были помилованы. Кроме того, им в насмешку сунули в руки по конфетке. Я спросила у папы, было ли ему страшно и куда он дел эту конфетку. Он ответил, что страшно не было, было уже все равно, а конфетка, наверное, упала.

Когда советские войска освободили узников концлагеря, Николая ожидал еще один подарок судьбы – в одном из офицеров он узнал своего родного брата, Ивана, дослужившегося к тому времени до звания майора. Благодаря этой встрече папа избежал неизбежных и мучительных  проверок СМЕРШа, хотя боевых наград ему не вернули. Позже он был награжден юбилейными медалями, в том числе медалью  к 60-летию освобождения республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков. (На фото Н.М. Марков (справа) с однополчанином).

Папа закончил войну сержантом, дома его встретили мать и подросшая дочь Галина. Жена умерла во время войны. После плена было очень трудно устроиться на работу, нигде не брали. Но однажды повезло – на собеседовании директор предприятия выбрал на должность бухгалтера именно его из нескольких соискателей. Папа получил работу и был тут же отправлен на специализацию  в Алма-Ату. Здесь он встретился со своей будущей женой, с которой прожил в любви и согласии 59 лет. Это была дочь хозяйки дома, в котором он снял комнату, Нина Бухинская. Девушка поразила его своей изысканной красотой.

Нина была из семьи польского дворянина, Яна Бухинского, сосланного в Сибирь за участие в освободительном восстании. Польское восстание 1863-1864 гг. или Январское, называется еще шляхетским восстанием. Оно произошло на землях бывшей Речи Посполитой, отошедших к Российской империи. После разгрома восстания, Ян, в числе других повстанцев, был арестован, сослан сначала в Архангельскую губернию, а затем в Сибирь. 15 мая 1883 года, в связи с коронованием Александра Третьего, вышел «Высочайший Манифест». На основании этого манифеста  он получил следующее «Свидетельство».

«Дано сие свидетельство из Енисейскаго Губернскаго Правления Дворянину Плоцкой губернии Яну Бухинскому в том, что он, Бухинский, за участие в мятеже 1863 был сослан в Сибирь, а ныне, на основании 8 п. XIV ст. Всемилостивейшаго Манифеста 15 мая 1883 года, ему предоставлено по совершенном освобождении из-под надзора полиции, право свободнаго избрания места жительства, без всяких ограничений, а равно право вступить в государственную и общественную, по выборам, службу.»

Таким образом, отбыв 20-летний срок, Ян Бухинский остался жить в Канске, создал семью. Его сын Иван женился на Матрене Кузьминичне Юшиной, впоследствии они с детьми перебрались в Казахстан, Алма-Ату. На фотографии семья Бухинских (справа).

После окончания курсов специализации Николай Марков из Алма-Аты вернулся домой, в Семипалатинск,  вместе с Ниной. Вскоре у них родился сын Юрий, а позже – еще две дочери, Татьяна и Наталья. (На фото семья Марковых)

Н. М. Марков работал бухгалтером, но его всегда влекла к себе земля. Он читал много книг по сельскому хозяйству и со временем осуществил свою мечту – занялся бахчеводством, стал  директором и агрономом подсобного хозяйства. Именно в этот период состоялось его знакомство с моим отцом, Самуилом Львовичем Бароховским.  Произошла эта, без всякой иронии, судьбоносная для нашей семьи встреча в феврале 1957 года, что подтверждает запись в трудовой книжке отца. Николай Михайлович не только принял его на работу на свой страх и риск, но и сразу же выдал сухой паек в счет будущей зарплаты – те самые продукты , которые отец привез на телеге.  Так безоговорочно поверить человеку, которого видит впервые в жизни, может только тот, кто сам ни при каких обстоятельствах не способен на обман. Именно таким безупречно честным, порядочным человеком был Н. М. Марков.

Бахчевое хозяйство, которое он возглавлял, занималось выращиванием и транспортировкой в северные регионы  арбузов. Это был период процветания для нашей семьи (летом мама и тетя тоже подрабатывали там). У нас появилась новая мебель (зеркальный шифоньер, стулья из полированного дерева, обитые вишневым бархатом), красивые шторы и скатерть, тоже вишневого цвета, трельяж, новая одежда. К сожалению, продолжалось это благоденствие очень недолго – всего два года. В декабре 58 года бахчевое хозяйство почему-то было ликвидировано, о чем гласит запись в той же трудовой книжке отца.

Но дружба с Н. М. Марковым и его семьей продолжалась всю жизнь моих родителей. Николай Михайлович и Нина Ивановна, его жена, всегда были у нас дома желанными гостями. Хотя жили они довольно далеко от нашей Новостройки (сначала в частном доме по ул. Пристанской, 80, а затем поменяли его на благоустроенную квартиру на 72 квартале), но почти все праздники проходили с их участием. Обладая очень красивыми голосами, Марковы пели и романсы, и народные песни. Воспитанные, приветливые, обаятельные, доброжелательные ко всем окружающим – такими  они остались навсегда в моей памяти…

( Продолжение следует.)

Любовь Бароховская

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

«Караул! Грабят!»

Читали: 484 data-ad-slot="1867841055"> В стратегии развития страны «Казахстан – 2030» в числе основных долгосрочных приоритетов …

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ