Домой / Интересные люди / Любовь Бароховская: Нет ничего более важного в жизни ,чем знание своих истоков… (продолжение)

Любовь Бароховская: Нет ничего более важного в жизни ,чем знание своих истоков… (продолжение)

data-ad-slot="1867841055">

(Продолжение)

Моя мама была очень доверчивым человеком, причем, не только в молодости, но и до конца своей жизни. Вот лишь один эпизод, иллюстрирующий это ее качество. Как-то мы с нею и с братом ехали в автобусе. Нам было примерно по 4-5 лет. Одна из пассажирок, женщина лет сорока с хвостиком, заливаясь слезами, жаловалась на свою горькую судьбину. Подробности не помню, но почему-то она оказалась в Семипалатинске, где у нее нет ни родных, ни знакомых, ни жилья, ни работы. Мама, приняв все это за чистую монету, пригласила женщину пожить у нас в квартире, присматривая за детьми. Та охотно согласилась и тут же направилась к нам домой.

Отец в это время находился в командировке. С нами, детьми, новоявленная Мэри Поппинс обращалась довольно сурово. За малейшую провинность она ставила нас в угол в разных комнатах. Мы подчинялись этому непривычному для нас наказанию – стояли, как часовые, навытяжку, с грустью вдыхая запахи съестного из кухни. Только с приходом мамы мы подпадали под амнистию и получали еду. Я тогда не знала слова «лицемерие» и не понимала, почему в присутствии мамы грозная няня мгновенно становилась ласковой и заботливой.


Когда вернулся отец, ему достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что за птица залетела в наше семейное гнездо. Няня тоже поняла, что ее вольготное житьё закончилось. На следующее утро она встала очень рано, когда отец еще спал, и сообщила маме, что хочет сходить в гости к своим родственникам, невесть откуда вдруг появившимся. Ведь до этого она была круглая сирота, абсолютно одинокая, по ее словам. Призналась, что ей стыдно появиться перед родственниками в замызганной телогрейке и попросила: «Валя, можно я надену твою каракулевую шубу?» Она явно на досуге уже пересмотрела мамин довольно скромный гардероб и выбрала из него самую ценную вещь. Шуба из черного каракуля стоила, конечно, дорого и мама берегла ее, надевая лишь по торжественным случаям, «на выход». В повседневном обиходе она носила пальто или так называемую кацавейку – приталенную курточку, кажется, из плюша, в зависимости от температуры на улице. Мама согласилась, ни на миг не заподозрив ее в темном умысле. Больше мы, разумеется, ни няню, ни шубу не видели. Проверить ее паспорт маме, конечно, и в голову не пришло. Поэтому и милиция тоже ничем помочь не смогла.
Наша с братом жизнь в детстве протекала между городом и деревней. Нас с ним по очереди периодически отвозили в гости к бабушке и дедушке. Мы с замиранием сердца ждали своей очереди. Уезжали в Подорёл с автовокзала, который размещался по улице Шугаева. Сейчас он снесен, на его месте построено здание телестудии ТВК-6 и редакции газеты «Спектр». Ездили в села во времена моего раннего детства на грузовых машинах, слегка приспособленных для перевозки людей. Для этого наращивали борта кузова в высоту на одну или две доски и прикрепляли к ним каркас из брусьев. На этот каркас натягивали брезент. Вся эта конструкция называлась «балаган». Единственное, от чего он защищал – это дождь, который в наших краях случается нечасто. Все остальные климатические «радости» пассажиры испытывали во всей полноте. Летом в этом балагане была невыносимая духота, зимой – лютый холод. Вдобавок во время поездки трясло так, что вполне можно было прикусить язык. А на некоторых кочках дети, и я в том числе просто взлетали в воздух с деревянных скамеек, расставленных по периметру кузова. Но ради счастья встречи с бабушкой я готова была терпеть любые муки.

…Есть такая народная примета – перед началом войны рождаются в основном мальчики. Природа как бы старается заранее восполнить неминуемые грядущие потери преимущественно мужского населения. У моих родственников, наоборот, начали рождаться сыновья после их возвращения с фронта. На сохранившейся любительской фотографии – эта послевоенная поросль, главная награда их отцов за выигранную войну. Полуголодные, плохо одетые, худые, но веселые и дружные мальчишки, так называемые последыши. Кто-то из взрослых выстроил их перед объективом по росту, а заодно – и по старшинству. Справа налево – Борис Шапошников, Володя Кривошлыков, и еще 3 брата Шапошниковых – Володя, Толя и Шура. Живы из них сейчас только два последних, самых младших. Анатолий живет в Новосибирской области, Александр (Шура) – в Красноярске.

В детский сад мы с братом ходили очень недолго, помнится, меньше года. Он располагался в соседнем с нашим домом здании и принадлежал мясокомбинату. Я попала в старшую группу, а Яша – в младшую. Мы, как водится, ревели белугой при утреннем расставании с родителями, как будто нас вели на расстрел. Причем, «запевалой» была я, а брат подхватывал рёв просто из солидарности. Воспитатели, чтобы успокоить нас, приняли « соломоново» решение – перевели брата в мою группу. И неожиданно это помогло. На меня успокаивающе подействовало его присутствие в непривычной обстановке (хотя дома мы дрались с братом как все нормальные дети). А Яша гордился, что оказался среди более старших ребят, где были и наши соседи по двору, устраивал с ними дружеские потасовки.
Помню детсадовский новогодний утренник. Родителям девочек было велено подготовить для нас костюмы «снежинок». Купить что-либо готовое, как сейчас, тогда было невозможно. Мамы шили сами белые платьица, кто из марли, кто из простыни, крахмалили их. Дополняли костюмы елочные бусы и картонные кокошники на голову, украшенные наклеенными осколками тех же елочных игрушек. В довершение образа мы исполняли «танец снежинок» – водили хоровод, кружились, махали руками, изображая снегопад.
Мальчикам было проще – их решили нарядить в коричневые китайские костюмчики с начесом (бриджи и куртки с замочком), которые тогда были в каждой семье. Они изображали медвежат – ходили, неуклюже переваливаясь с боку на бок и слегка рычали.
Кроме того, мама нас водила на уличную елку, которая ежегодно устраивалась перед домом культуры мясокомбината ( ныне гарнизонный дом офицеров).

На площади воздвигалась огромная ледяная голова великана с бородой и усами, в древнерусском шлеме. Образцом, очевидно, служила иллюстрация к поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила». Из разинутой гигантской пасти его непрерывно выкатывались ребятишки на санках или фанерных дощечках. Такую необычную ледяную горку на всю жизнь запомнили мои ровесники. Вокруг высокой нарядной елки, украшенной светящимися гирляндами, дети водили хороводы, танцевали и пели традиционные новогодние песни, призывали деда Мороза и Снегурочку, которые выезжали на санях, запряженных в тройку лошадей. Были расставлены яркие щиты с изображениями сказочных персонажей.
Позже, когда в 60-м году построили ДК фабрики ПОШ, который располагался как раз через дорогу от нашего дома, мы стали ходить на новогодние (и не только) праздники туда. Настоящим событием в жизни всего города было открытие этого дома культуры, приуроченное, по советской традиции, к 22 апреля – дню рождения В. И. Ленина. Все проходило очень торжественно: с громкой музыкой, докладом первого секретаря горкома, концертом участников художественной самодеятельности фабрики ПОШ. Незабываемое впечатление на меня произвело поэтическое приветствие « октябрят», читавших стихи со сцены. Я, тогда еще не ходившая в школу, просто умирала от зависти к этим «счастливчикам», награжденных бурными аплодисментами присутствовавших. Меня поразила широкая светлая мраморная лестница, которая вела на второй этаж, дубовый паркет в фойе, белоснежные пышные шторы на окнах от потолка до пола, напоминающие паруса старинного корабля…

В ДК ПОШ находилась библиотека, в которую я записалась впервые в жизни, когда уже училась в первом классе. Она была открыта два дня в неделю, во вторник и пятницу. Книг можно было взять при посещении тоже только две. Я все детство невыносимо страдала от духовного голода. Наша домашняя библиотечка, а также библиотечки родственников были уже перечитаны многократно. Читала я очень быстро и для меня была смерти подобна перспектива остаться на несколько дней, когда библиотека не работала, без новых книг. Я придумала такой выход: брала две книги утром во вторник, быстро прочитывала их и до закрытия библиотеки успевала поменять на другие книги, которые уже не торопясь читала и перечитывала до пятницы. Библиотекарь, молодая, симпатичная девушка, естественно, заметила мои маневры и заподозрила, что я меняю книги, не читая их. Она устроила мне строгий экзамен, который я блестяще выдержала, пересказав фабулу произведений очень близко к тексту.
Вообще ДК ПОШ играл очень большую роль в жизни жителей Новостройки и других окружающих его районов. Взрослые по вечерам посещали народный университет здоровья , слушали лекции преподавателей педагогического и медицинского институтов. Особенной популярностью пользовались выступления доцентов Семипалатинского мединститута М. Б. Когана и Г. Я. Высоцкого. ( Тогда мне и в голову не могло прийти, что не пройдет и двадцати лет – и я буду сотрудничать с этими людьми, познакомлюсь не только с Михаилом Борисовичем и Геннадием Яковлевичем, но и с их семьями и сохраню о них на всю жизнь теплую память…)
Бывали в доме культуры встречи и со столичными знаменитостями. Так, я помню, множество эмоций вызвал приезд в наш город одного из ведущих дикторов Всесоюзного радио, заслуженного (тогда) артиста РСФСР Юрия Борисовича Левитана ! Произошло это в декабре 1962 года. Несмотря на трескучий мороз, зрительный зал буквально ломился от желающих посмотреть и послушать обладателя совершенно уникального голоса. Его лекция называлась «У микрофона Москвы». Нас, детей, к сожалению, не пустили на эту встречу, проходившую в вечернее время, но мои родители еще долго вспоминали какие-то детали, восхищенно обсуждали с соседями и знакомыми эту незаурядную личность.

Юрий Левитан и Виктор Темин, 1960е

 

На лекции особенно много было участников Великой Отечественной войны, для которых его голос ассоциировался с памятью о минувших сражениях. Знаменитую фразу «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» миллионы людей, слышавших по радио сообщение о начале войны с фашистской Германией, запомнили на всю жизнь. Только Левитану (настоящее имя Юдка Беркович) Сталин, несмотря на свой ярко выраженный антисемитизм, доверял зачитывать по радио свои указы и приказы. А Гитлер считал знаменитого диктора с редким тембром голоса врагом рейха № 1 и своим личным врагом. За его голову было обещано вознаграждение 250 тысяч марок, а спецгруппа СС готовилась к заброске в Москву, чтобы ликвидировать Левитана. Однако все обошлось благополучно, и Юрий Борисович стал первым среди дикторов Всесоюзного радио, кому было присвоено впоследствии звание народного артиста СССР.
Ну и конечно немаловажными событиями в нашей жизни были просмотры кинофильмов, на которые мы ходили всем двором. По воскресеньям проводились так называемые «утренники» – показ детских фильмов. Деньги на билеты давали мне, как старшей и более ответственной. Мы с братом заходили в фойе, битком набитое разновозрастной толпой и я терпеливо становилась в «хвост» длиннющей очереди к билетной кассе. Мой безответственный младший брат в это время курсировал поблизости, разговаривая со сверстниками. У меня было такое впечатление, что он был знаком со всеми и все знали его. (На фото: Яша Бароховский, Саша Храмов и Витя Кисс (слева направо), мальчишки из нашего дома.)

Время шло, но очередь к кассе не продвигалась ни на шаг, хотя от нее поминутно отходили счастливчики, держащие в руках вожделенные билеты. И вот когда уже раздавался первый звонок и я начинала в отчаянии глотать слезы, понимая, что все пропало, мы останемся без билетов и не попадем на киносеанс. И тут на помощь откуда ни возьмись приходил младший брат. Он забирал у меня 20 копеек, нырял в густую толкучку перед окошечком кассы и выныривал оттуда через несколько минут, казавшихся мне вечностью, с драгоценными голубыми билетами в руке. Я вздыхала с облегчением, мы бегом поднимались на второй этаж, входили в зрительный зал, иногда уже в темноте, на ощупь пробирались к своим местам и погружались в колдовской мир кинематографа…

Продолжение следует

Любовь Бароховская

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

Когда глаза отказываются верить, но факты говорят об обратном 

Читали: 1 962 data-ad-slot="1867841055">     Он родился в 1974 году в городе Акита, Япония, закончил …

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ