Домой / Новости / ВКО / Претендент на звание «Учителя мира» рассказал о казахстанских школах

Претендент на звание «Учителя мира» рассказал о казахстанских школах

Семей. 07.10. “Semeyainasy” – Как можно построить свою педагогическую работу, чтобы твои ученики стали не только понимать природу полета бабочки, но и занимались изучением наночастиц? Почему мобильные телефоны в школе не зло, а отличный инструмент рефлексии на уроке? Как критериальное оценивание поможет учителю откорректировать навыки ученика? На эти и многие другие вопросы в эксклюзивном интервью Azattyq Rýhy рассказал номинант на Глобальную премию «Учитель мира», «Лучший педагог-2018» в Казахстане, выпускник программы «Болашақ» 2016 года, учитель физики «Назарбаев Интеллектуальные Школы физико-математического направления Семея» Асхат Жумабеков.

– Асхат, почему молодой парень выбрал педагогическую специальность?

– Я просто с самого детства знал, что буду именно учителем. У меня большая многодетная семья. Нас у родителей пятеро. И мне часто нравилось развивать навыки младшему братишке, передавать брату те знания, которыми уже обладал. Он умел в 6 лет считать в столбик трехзначные числа.

Но не только мой братишка вдохновил меня на педагогическую карьеру. Были еще мои одноклассники, друзья. Мы были очень дружны, любили вместе делать уроки. И так сложилось, что я часто помогал своим одноклассникам с домашними заданиями.

Кстати, выступая в роли наставника, я часто непроизвольно вел себя как моя первая учительница. Я даже стал копировать ее почерк, манеру поведения с учениками. Нас в классе было 38 ребят, но она успевала каждому уделить внимание. Были и другие педагоги, чей пример я взял для себя на заметку.

Так что я ни минуты не сомневался, куда подавать документы после окончания школы – в Семипалатинский государственный педагогический институт на специальность «Физика». Хотя высокие баллы по ЕНТ открывали для меня много дорог.

– Почему вы выбрали именно «Назарбаев Интеллектуальные школы» для самореализации в качестве учителя?

– Меня эта школа поразила во время прохождения государственной педагогической практики на последнем курсе пединститута. Кстати, я был в этой школе одним из первых практикантов.

Здесь царила абсолютно другая атмосфера, особый космос. Школа полного дня предполагает работу учителя с учащимися не только во время учебного процесса, но и за его пределами, постоянная поддержка и обратная связь. Это творческое сотрудничество между учениками и их педагогами в самых разных направлениях.

И я благодарен своей наставнице по педпрактике, что она мне поверила и доверила вести все уроки физики в своих классах. Всего за несколько недель я отвел 67 уроков! Это был полный восторг. Я за это время научился очень многому. Прежде всего, методике преподавания физики.

– И вы решили, что будете здесь работать…

– В первую очередь, меня привлекала возможность работать с одаренными, талантливыми ребятами. Я понял, что учитель должен соответствовать их высоким требованиям к знаниям, умениям, опыту. И это действительно так. У меня был ученик, моя особая учительская гордость, Тенгиз Ибраев. Наверное, самый одаренный мальчик, который встретился в моей педагогической практике. Так вот, готовясь к урокам, я ориентировался на него. Очень начитанный, Тенгиз не просто знал материал нового урока, он мог на эти темы много рассуждать и задавать глубокие, часто неожиданные вопросы. И мне нравилось находить ответы на эти вопросы. Глядя на Тенгиза, и другие ученики подтягивались, вникали в тему, заинтересовывались.

И все равно нет одинаковых уроков. Это просто невозможно. Потому что в классе разные дети, которые по-своему воспринимают информацию, работают на уроке. Самое главное, я считаю, это дифференцированный подход к каждому своему ученику. Мне хочется, чтобы они уходили с урока удовлетворенным и, главное, усвоили пройденный материал.

– Физика – достаточно сложная наука. И далеко не каждому удается ее понять, тем более, полюбить. И тут важна роль первого учителя, его пример. Как вы строите работу со своими семиклассниками, теми, кто впервые стал посещать уроки физики?

– Здесь огромную роль играет эксперимент. И возможность применить знания физики на практике, в обычной жизни. Но не давать ребятам готовые знания, а подтолкнуть их к собственным наблюдениям и выводам. Для этого надо задавать им проблемные вопросы. И этот метод всегда срабатывает. Путем рассуждений, экспериментов ребята обязательно найдут правильный ответ.

Мне нравится, что они при этом используют свой предыдущий опыт наблюдений и каких-то жизненных ситуаций. Это помогает ребятам понять, что физика не изучает отвлеченные материи, она про жизнь, про те явления, с которыми мы сталкиваемся каждый день. И для этого мы ездили даже в Курчатов, в Национальный ядерный центр, где ребятам показывали и рассказывали о том, как сейчас ученые используют энергию атома в мирных целях. Это воспитывает гражданскую позицию у молодежи.

– Легко ли вам общаться с современными детьми?

– Я с ними на одной волне. И это помогает нам в учебе, творчестве, совместной работе. И потому каждое лето я обязательно выезжаю на учебу в летние школы по педагогике, психологии, лидерству и другим направлениям. Например, в Праге курс летней школы был посвящен пониманию лидеров XXI века.

Но не только самообучение должно быть у учителя. Он сам должен работать над собой, над своим стилем общения, поведения в окружении учащихся. Не терплю менторства среди педагогов, когда учитель всегда и во всем считает себя выше, лучше, умнее своих учеников. Сегодня такой стиль в школе неприемлем. Потому что во многом наши дети знают больше, чем мы. И эти знания надо использовать на уроках. И даже для собственного саморазвития.

– Например?

– Я, например, выучил английский язык именно благодаря своим ученикам. Честно признаюсь, я искренне был уверен, что оценки «5» в школьном аттестате по английскому языку достаточно для того, чтобы общаться на этом языке. И думал я так пока не стал работать бок о бок со своими коллегами-носителями английского языка. Я просто не понимал, о чем они говорят. И предпочитал отмалчиваться. А потом стал читать литературу по физике на английском языке. Но этого оказалось недостаточно.

И я стал спрашивать новые слова у своих учеников. В каждом классе есть несколько ребят, которые очень хорошо знают язык. И я, не стесняясь, спрашивал их, как перевести то или иное слово, предложение. Это был творческий процесс взаимного обучения. И нам он очень нравился.

Результат налицо. В феврале 2019 года я сдал международный экзамен на знание английского языка и получил результат Speaking 7.0. Это очень высокий результат.

Даже сейчас, когда я преподаю физику на английском уже несколько лет, с некоторыми классами достаточно того, чтобы объяснить материал на английском языке, а где-то, нужно пояснить ученику на родном языке, для более глубокого понимания предмета.

– У вас был опыт работы в школе Финляндии. Что почерпнули вы из этой практики?

– Да, обучаясь программе «Болашак» в одном из университетов Финляндии, я работал в финских школах.

Там учитель выступает в роли направляющего, фассилитатора. Он должен так построить урок, чтобы ученик сам нашел в себе скрытые знания и таланты. Только так дети смогут научиться применить их в жизни, на практике.

В Финляндии удивительным образом соединяются самые лучшие традиции советской школы и применение современных информационно-коммуникационных технологий во время уроков. В режиме реального времени учителя при помощи смартфонов собирают у детей ответы на заданные вопросы, проводят рефлексию. Это очень удобно.

Я рад, что материально-техническая база школы позволяет и мне практически на каждом уроке использовать компьютер, смартфоны, проектор и другие технические средства для развития навыков. Например, при изучении микромира на руках очень сложно показать, как происходит движение и взаимодействие частиц. Но ведь можно построить модель, используя компьютерные программы для визуализации этого движения и взаимодействия.

Поэтому я не понимаю, когда учителя запрещают использовать телефоны на уроках. Или вообще заставляют их оставлять дома. Я считаю, что можно и нужно использовать новые технологии во благо, для пользы обучения ребят. Им так проще воспринимать новый материал.

Чем плохо, что дети научатся еще в школе строить графики, проводить анализ данных, используя современные технические средства?

– Именно по примеру «Назарбаев Интеллектуальных школ» в образовательных учебных заведениях стали внедрять так называемое обновленное содержание и критериальную систему оценивания. И эти реформы уже не один год вызывают волны недовольства со стороны учителей и родительской общественности? Как вам работается в этой системе?

–  Для меня работа в этой системе – это постоянный творческий процесс. Никого не хочу обидеть, но работать по-старому в современной школе уже просто невозможно. Потому что дети в классах стали другие и будут другими каждый год. Они многое знают, им доступно огромное количество самой разнообразной информации. Они – будущие лидеры нашего XXI века!

Надо использовать все возможные инструменты и средства. А также активно вовлекать в процесс самих ребят. Вот тут-то и требуется дифференцированный подход к учащимся. Одаренным ребятам очень интересно выступать в роли помощников учителя. Они помогают остальным ребятам понять тему, указывают на их ошибки, одновременно закрепляя пройденный материал.

Критериальное оценивание – подход, в рамках которого можно использовать виды, формы и методы оценивания. Такой подход позволяет постоянно осуществлять обратную связь всем участникам внутришкольного сообщества – и учителям, ученику и родителям для понимания уровня усвоения изучаемого материала. Это новые подходы в преподавании и обучении.

– Но ведь в обычной школе условия совсем другие. Нет такой технической оснащенности, как в НИШ. Да и уровень подготовки детей иной, чем у ваших учащихся. Как же строить работу вашим коллегам, работающим в общеобразовательной школе?

– Я верю, что все дети – одаренные и талантливые. Этот талант нужно увидеть и развивать его. У нас в школе учатся одаренные и целеустремленные ребята. Одни могут быть сильны по всем предметам, а некоторым необходима помощь и поддержка. Очень много ребят, которые отлично разбираются в гуманитарных дисциплинах, а вот физика им дается намного труднее.

Честно, мне интереснее работать с теми детьми, кто в начале пути в изучении физики испытывал трудности, недопонимание. Люблю наблюдать, как они растут, приходит понимание, радость познания, успех от проделанной работы и признание заслуг среди окружающих. Это окрыляет не только ребят, но и меня, их учителя. Но нам важно, чтобы и остальные ребята твердо усвоили учебный материал.

Я уверен, что и в обычных школах много талантливых ребят. Просто надо развивать эти таланты. А для этого надо любить своих учеников, внимательно следить за их успехами и не упустить их неудачи и ошибки.

И тут на помощь приходит система критериального оценивания. Я считаю, что это одна из лучших систем оценивания знаний и умений ребенка. Мы имеем возможность расписать итог работы ученика по действиям, отдельно оценивая каждое из них. Просто перечеркивая неправильный ответ в задаче или в примере, мы не показываем ребенку, в чем именно он допустил ошибку. А может быть он шел правильным путем, но из-за обычной невнимательности допустил ошибку в конечном ответе? Оценка критериев позволяет показать каждый шаг в работе, вывести четкий алгоритм работе ученика. И дать качественную обратную связь ученику.

Почему учителям трудно в этой системе? Потому что нужно оценить по данной шкале каждого ребенка. А это требует дополнительного времени. К сожалению, оно не всегда есть. Но я думаю, этим не стоит пренебрегать. В конечном итоге, именно пошаговый разбор работы ученика позволяет учителю выявить его слабые и сильные стороны.

– Сейчас активно используется проектная деятельность среди школьников. Вы пошли дальше – создали целую исследовательскую школу на базе вашей школы. Чем вы в ней занимаетесь?

– Например, сейчас мы готовим большой проект, связанный с получением наночастиц золота. Мы вышли с предложением о сотрудничестве в центр ядерной медицины и онкологии Семея, чтобы иметь возможность протестировать воздействие наночастиц золота на раковых клетках.

Вот яркий пример интеграции сразу нескольких наук. При работе над проектом мы применяем не только знания из физики, химии, но и технологии, инженерию, математику и даже искусство, творчество для эстетичного оформления своей работы.

 Возможно, в 2020 году вам предстоит первым защищать честь Казахстана на Глобальной премии «Учитель мира». Как вы намерены это делать?

– Действительно, Казахстан будет впервые представлен на этом конкурсе. В первую очередь, это большая ответственность. Этот конкурс часто сравнивают с Нобелевской премией для учителей. И поэтому я думаю, что на самом деле будут оценивать не меня, а всю систему образования Казахстана. Уверен, нам есть, что показать мировой общественности, поделиться накопленным педагогическим опытом. Для меня – это действительно призыв, идея молодому поколению внести свой личный вклад в развитие нашей республики. 

Екатерина ГУЛЯЕВА

Источник: Azattyq Rýhy

От Levi

Посмотрите также...

Куда жаловаться на ложную выдачу лекарств

Читали: 14 Семей. 15.10. “Semeyainasy” – Запущенный в Казахстане электронный паспорт здоровья (ЭПЗ) поможет прекратить …

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ