Последние новости
Домой / Навстречу 300-летию города / Случайная встреча обернулась наставничеством и многолетней дружбой

Случайная встреча обернулась наставничеством и многолетней дружбой

Дом, где жила в Семиплатинске семья писательницы Галины Серебряковой. Фото П.Жукова

Семей.19.10. «Semeyainasy» — В одном из интервью Бибигуль Тулегенова, Народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, сказала: «Я не могу ставить свечи. Но я прошу своих друзей поставить свечи за двух женщин. Благодаря им сегодня казахи, как говорят евреи, имеют меня. » Две женщины — это писательница Галина Иосифовна Серебрякова и Народная артистка Казахской ССР Надежда Николаевна Самышина. Их значение в жизни «казахского соловья», как с легкой руки Микояна, употребившего это выражение в статье, вышедшей в газете «Правда» в 1959 году, называют великую певицу, невозможно переоценить.

В июне 1948 года в Семипалатинске проходил традиционный областной смотр художественной самодеятельности. Юная Бибигуль, которая тогда работала после окончания семилетней школы на Семипалатинском мясокомбинате, исполнила песню «Казахский вальс» Латыфа Хамиди. Эту песню, по ее воспоминаниям, ей порекомендовал руководитель хора Павел Ионович Брайловский, бывший артист ленинградской оперетты, приехавший в Семипалатинск во время войны, да так и оставшийся жить здесь. После выступления к взволнованной певице подошла стройная, изящная женщина в белом чесучовом платье, в черных лакированных туфлях. Приятно улыбаясь, она спросила сколько ей лет, поет ли кто-нибудь в семье, как зовут?

Так по счастливой случайности Бибигуль Тулегенова встретилась с Галиной Серебряковой, известной советской писательницей. Галина Иосифовна родилась в Киеве, в семье революционеров, в 1905 году. Ее отец, Иосиф Моисеевич, был земским врачом, при советской власти побывал начальником политуправления войск ВОХР, расстрелян в 1936 г. Мать, Бронислава Сигизмундовна, работала в ЧК и парторганах. В 14 лет Галина вступает в партию большевиков, учится на медицинском факультете МГУ, занимается журналистикой.

По заданиям «Комсомольской правды» Серебрякова побывала в Китае, затем в Женеве и Париже. Одна из первых в советской литературе обратилась к созданию образа Карла Маркса. Большим успехом пользовался ее цикл художественно-исторических новелл «Женщины эпохи Французской революции».

В книге «Смерч» Галина Серебрякова пишет, что ей не раз советовали сменить профессию писателя на карьеру певицы, даже приглашали поступить в труппу Большого театра. Особенно настаивал на этом Дмитрий Захарович Мануильский, участник трех российских революций и Гражданской войны, видный партийный деятель, предчувствовавший назревающую катастрофу в стране: «Сейчас же, не откладывая, идите на сцену. У Вас такой голос, что будете замечены, кем нужно. Услышит и сам Сталин, а тогда Вы будете спасены. Писатель — тот же политик, артистка — дело другое… Пойте, ну а в старости сможете снова взяться за перо.»

Но Галина Иосифовна не захотела расстаться с литературой, да и вряд ли это помогло бы. Ведь мы знаем, как трагически сложились судьбы таких звезд того времени, как Лидия Русланова, Зоя Федорова, Татьяна Окуневская и других женщин, угодивших в политическую мясорубку…

Катастрофа разразилась 26 июля 1936 года. В этот день был арестован муж писательницы Григорий Яковлевич Сокольников, занимавший высокий пост в правительстве СССР. «И вихрь завертел меня, как песчинку, то взметая, то беспощадно швыряя на землю». Серебрякову исключили из партии за потерю бдительности и связь с врагом народа, от нее требовали подтвердить якобы слышанный ею разговор ее отца и мужа о подготовке террористического акта против Сталина. У нее произошел психологический срыв, повлекший помещение в психиатрическую больницу, откуда ее перевезли сначала на Лубянку, а затем в Бутырскую тюрьму. В июне 1937 года приговором Особого Совещания при НКВД Серебрякова вместе с матерью и двухлетней дочерью была выслана в Казахстан. После 3-дневного пребывания в Алма-Ате «мне предложили выбрать город в пределах республики и отправиться туда в ссылку. Я назвала Семипалатинск, вспомнив, что там отбывал срок ссыльный Достоевский».

Галина Иосифовна пишет: «Так и не найдя себе постоянного жилища, мы… оказались вынужденными купить избу… Сруб под вылинявшей и худой железной крышей построил некогда трактирщик для дочери… Разделенный на две светелки и сени, домик с низким потолком показался мне очень приятным: окна на три стороны щедро пропускали свет…»

Именно в этот домик, сразу после знакомства с Бибигуль Тулегеновой на смотре художественной самодеятельности, Г.Серебрякова и пригласила девушку, первым делом напоив ее горячим чаем с хлебом. Нашим современникам, избалованным обильными застольями с разнообразными лакомствами, не понять, что значило такое чаепитие для того времени, когда большинство людей жили впроголодь. Ведь хлеб во время войны и в первые послевоенные годы выдавался строго по карточкам и весьма скудными пайками. Галина Серебрякова сказала Бибигуль, что природа одарила ее красивым голосом, но его непременно надо развивать. А для этого необходимо учиться много и упорно. Вот что писала она позже в книге «О других и о себе» о голосе будущей певицы: «Уже первые звуки заворожили. Хотя голос был не поставленный, поэтому напряженный и неуверенный тембр его поразил меня неожиданным сходством с одним из лучших колоратурных сопрано века. В 1931 г. в лондонском «Альберт-холле» я слышала неповторимую Галли Курчи. И вот в далеком Семипалатинске в голосе дебютантки-певицы, никогда еще не учившейся петь, прозвучали те же лучистые, нежные, как пух одуванчика, ноты».

В своей книге «Живая песня» певица рассказывает: «В первый же вечер Галина Иосифовна сказала: «Начнем с дикции и артикуляции. Этим со мной занимался знаменитый режиссер и театровед Федор Федорович Комиссаржевский, родной брат великой русской актрисы Веры Комиссаржевской. Теперь я поучу тебя. Береги свой талант». Каждый вечер приходила я к Серебряковой, каждый вечер Галина Иосифовна и ее мать занимались со мной». Бронислава Сигизмундовна, закончившая в свое время Варшавскую консерваторию, была прекрасной пианисткой и обладала чудесным голосом. Она добровольно поехала с дочерью в ссылку, облегчила ей тяготы быта, взяла на себя воспитание трех внучек (Зори, Ланы и Тани) во время пребывания дочери в тюрьме».

Бибигуль принимали как родную в доме Серебряковой, и она вскоре стала звать ее не иначе, как мама Галя. «Я тоже была дочерью репрессированного, может быть поэтому она ко мне прониклась и занималась со мной».

За короткое время у будущей певицы неузнаваемо изменился голос, он приобрел новые краски и оттенки, набрал силу. Бибигуль Ахметовна вспоминает: «Галина Серебрякова мне сказала, что нужно поступать в консерваторию. Я удивилась: «Зачем мне учиться в консерватории? Я и так на консервном заводе работаю». Она мне говорит: «Детка, на консервном заводе консервы делают. А в консерватории таких талантливых детей воспитывают».

В одном из интервью Б.Тулегенова рассказывает: «…Когда я приехала в Алма-Ату, меня сразу взяли в консерваторию. Там были очень удивлены, что я, не имея музыкального образования, пела классические вещи… Все удивились — приехала из аула и поет Штрауса «Весенние голоса» …Меня поздравляли, хвалили, а я думала о Галине Иосифовне. Я рвалась домой в Семипалатинск. И мучилась от сознания, что слов, чтобы выразить своей учительнице благодарность, которая переполняла меня, не найду никогда».

Бибигуль была зачислена в Алмаатинскую государственную консерваторию им.Курмангазы по ходатайству таких светил музыкального искусства того времени, как М.Тулебаев, Л.Хамиди, К.Байсеитова и др. Много лет спустя Г.Серебрякова писала: «…Как славно, что свела меня с ней судьба в нелегкое для меня время и как я счастлива от того, что Бибигуль стала гордостью казахстанской культуры, гордостью искусства нашей великой страны. Бибигуль — певица ярчайшего дарования, редкость, которая случается раз в столетие…»

Благодаря кропотливой работе семипалатинских краеведов В.И.Лушникова и В.Н.Кашляка удалось найти домик, где жила семья Г.Серебряковой во время ссылки. Он находился по адресу ул.Потанина,138 (позднее Калинина, ныне Дулатова) и принадлежал ей более 10 лет, с 22 июля 1937 г. по 28 ноября 1948 г. Его опознала по фотографии дочь писательницы, Зоря Леонидовна Серебрякова. К сожалению, в настоящее время он снесен, на его месте строится очередной, несомненно, жизненно необходимый нашему городу торговый центр. Это ведь гораздо важнее, чем память о великих людях, оставивших след в истории нашего города…

Любовь Бароховская

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

Безымянный

Кто занимал родовое гнездо купца Медведева в течение века?

Семей.07.11. «Semeyainasy» — Не вызывает сомнения тот факт, что огромный вклад в застройку Семипалатинска прекрасными …

Добавить комментарий

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ