Домой / Новости / ВКО / Эхо полигона: почему внедрение ОСМС негативно скажется на пострадавших?

Эхо полигона: почему внедрение ОСМС негативно скажется на пострадавших?

Мажилис и Правительство не могут решить: нужны ли льготы пострадавшим от испытаний ядерного оружия?

Неопределенный статус в условиях обязательного социального медицинского страхования, крошечные пособия, недоступность санаторно-курортного лечения и реабилитации, отсутствие реабилитационного центра для детей и взрослых – это далеко неполный список проблем, которые в течение 30 лет не могут решить ни местные исполнительные власти, ни правительство, ни парламентарии в отношении пострадавших от действий Семипалатинского ядерного полигона. Корреспондент Azattyq Rýhy разбирался, какова сегодняшняя ситуация в социальной поддержке пострадавшего населения и оказания им медицинской и реабилитационной помощи.

Научный подход

В НИИ радиационной медицины и экологии НАО «Медицинский университет Семей» более 10 лет ведется научная работа по сбору информации по пострадавшему населению от испытаний ядерного оружия на территории полигона. В течение последних десяти лет в государственный научный автоматизированный медицинский регистр были внесены персональные данные 367 950 человек, подвергшихся радиационному воздействию. Из них статус «жив» имеют 232 580 пострадавших, 127 658 человек умерли в разные годы. 7712 человек были исключены из базы данных по разным причинам.

По словам директора НИИ радиационной медицины и экологии Талгата Мулдагалиева, по ориентировочным оценкам, в целом, пострадавших от 40-летнего действия Семипалатинского полигона и их потомков насчитывается 1 438 523 человека. Из них свыше 25 сЗв получили 164 752 человека (11,5%). В основном, это те люди, кто проживал на территории полигона и его окрестностей во время проведения атмосферных и наземных испытаний. Отметим, что это данные по ориентировочным оценкам. В самом же регистре пострадавшего населения на текущий момент значится 109 725 человек, получивших дозовую нагрузку свыше 25 сЗВ.

Историческая когорта

«Так как испытание ядерного оружия было одним огромным экспериментом, то исследования состояния здоровья местного населения проводились постоянно. В 1962 году была создана так называемая историческая когорта, куда вошли 19 454 человека из числа жителей таких сел, как Черемушки, Долонь, Кайнар, Канонерка, Караул, Каскабулак, Кундызды, Мостик, Саржал и Знаменка. Исследования этой группы проводились на постоянной основе с 60-х годов до 2000 года», – рассказал Талгат Мулдагалиев.

По его словам, многолетние исследования показали, что радиационный фактор повышает риск заболеваемости болезнями сердечнососудистой системы и онкологическими заболеваниями. Также есть риски развития заболеваний щитовидной железы и опорно-двигательного аппарата.

Что касается тех, кто облучился до 25 сЗв, то здесь чаще всего наблюдаются рак молочной железы и рак легкого.

«Многолетние наблюдения за исторической когортой показали, что достоверно высокий уровень рака молочной железы и легкого у наблюдаемой группы с дозами менее 25 сЗв. Сейчас научно доказано, что именно радиация становится причиной возникновения рака молочной железы у пострадавшего населения. Кроме того, высокий процент болезней кровеносной системы напрямую связан с тем, что при облучении сосуды моментально реагируют на выброс радиации. И в отдаленном периоде, даже через много лет после случившегося, это может привести к изменениям в системе кровообращения», – отметил Талгат Мулдагалиев.

Пострадавшие – вне закона

30 лет молчит полигон, но люди, подвергшиеся в течение многих лет воздействию малых доз радиации, а также их потомки до сих пор нуждаются в медицинской помощи. И как раз в этом вопросе уже в ближайшее время могут возникнуть большие проблемы. Все дело в том, что люди, имеющие на руках так называемое полигонное удостоверение, в системе здравоохранения Казахстана не имеют никакого особого статуса. Их даже в список льготников не включили.

А это значит, что с введением в практику системы обязательного медицинского страхования часть пострадавшего населения может оказаться за бортом системы здравоохранения. Бесплатно их обследовать и лечить никто не будет.

«Речь идет о работающем и так называемом самозанятом населении. В целом, льготным медицинским облуживанием охвачены 15 категорий казахстанцев. А вот эти категории казахстанцев, не охваченные системой ОСМС, могут остаться без льготного медицинского облуживания», – пояснил Талгат Мулдагалиев.

Надо сказать, что специалисты НИИ радиационной медицины и экологии совместно с ОО «Поколение» и Международным антиядерным движением «Невада-Семипалатинск» еще в начале 2018 года проводили «круглый стол» с участием парламентариев Казахстана по данному вопросу. А в январе 2019 года эта тема обсуждалась на парламентских слушаниях. Однако никаких конкретных решений о статусе и льготах пострадавшего населения так и не были приняты.

По мнению специалистов НИИ радиационной медицины и экологии, эта категория населения в обязательном порядке должна проходить медицинское обследование и, если это требуется, лечение и реабилитацию. Раз в год им необходимо пройти скрининг: консультации терапевта, гинеколога, невропатолога, эндокринолога и кардиолога со всеми необходимыми диагностическими исследованиями и анализами.

Как это можно будет сделать в условиях обязательного социального медицинского страхования – неизвестно. Ведь даже сейчас в рамках бесплатного гарантированного объема медицинской помощи далеко не все исследования можно пройти бесплатно. Особенно, компьютерную и магнитно-резонансную томографию, ряд сложнейших анализов на гормоны и онкомаркеры и многое другое. С внедрением ОСМС для тех, кто оказался вне системы страхования, платными будут и остальные медицинские услуги. 

«В 1992 году был принят закон «О пострадавшем населении». И он до сих пор считается одним из самых прогрессивных для своего времени. Но в плане оказания медицинской помощи этой категории граждан, он безнадежно устарел. Поэтому необходимо внести целый ряд изменений в казахстанское законодательство», – считают общественные деятели Семея.

Среди тех, кто более 20 лет добивается соблюдения прав пострадавшего населения в Семее, общественное объединение «Поколение». По словам его председателя Ольги Петровской, в конце 90-х годов прошлого века группе инициативных пенсионеров удалось доказать в суде необходимость выплаты ряда социальных пособий, связанных с испытаниями на полигоне. И когда им удалось добиться успеха, они приняли решение объединиться и оказывать помощь социально уязвимым слоям населения. В первую очередь, пострадавшим от испытаний на полигоне.

«Более 20 лет мы ведем огромную переписку с парламентариями, членами правительства, профильными министерствами и ведомствами, добиваясь соблюдения прав и льгот, которые были предоставлены пострадавшим в соответствии с законом от 1992 года. Но по различным причинам, прежде всего, экономического характера, большинство его статей сейчас просто не работают», – считает Ольга Петровская.

По мнению лидера общественной организации, на текущий момент особые экологические надбавки сейчас выплачиваются только работающему населению и инвалидам. Причем, первой категории доплату к зарплате производят… работодатели. А вот инвалидам экологическое пособие в размере 1,5 МРП выплачивает государство.

Пенсионеры, безработные и самозанятые даже эту небольшую сумму социального пособия так и не получают.

Недоумевают и работодатели Восточно-Казахстанской области. Именно на их плечи правительство возложило ответственность за экологические проблемы восточного региона. Дело в том, что, в соответствии с законом о «Пострадавшем населении» работодатель обязан выплачивать своим работникам экологические надбавки, а также предоставлять дополнительный оплачиваемый отпуск на 10 дней. Чтобы снять эту дополнительную нагрузку на бизнес, предприниматели Семея поднимали этот вопрос в Мажилисе, в Правительстве, в Палате предпринимателей, в местных акиматах и других инстанциях.

Одним из них был активист Международного антиядерного движения «Невада-Семипалатинск» и по совместительству предприниматель Руслан Кибке.

«В законе не уточняется, какое именно предприятие должно выплачивать своим работникам экологические надбавки. Указано лишь, то, что это должен делать работодатель. А кто же тогда ему самому будет выплачивать эту компенсацию? Ведь и он имеет статус пострадавшего. Если нельзя отменить эту норму закона, то давайте хотя бы рассмотрим возможность определения налоговых льгот для этой категории работодателей. С этим предложением я намерен обратиться в парламент и правительство нашей республики», – отметил Руслан Кибке.

Когда в Семее появится реабилитационный центр?

«В Семее нет достойного реабилитационного центра, где бы могли пройти курс реабилитации люди, пострадавшие в результате испытаний на Семипалатинском полигоне. Есть небольшой стационар на 35 коек при НИИ радиационной медицины и экологии. Но его мощности и возможностей явно недостаточно. Аким ВКО Даниал Ахметов пообещал, что в следующем году начнутся работы по проектированию реабилитационного центра. Но когда еще его построят?» – выразила свое мнение Ольга Петровская.

В целом, вопрос строительства центра реабилитации в Семее возникает с момента закрытия самого полигона. Но местная исполнительная власть все эти годы ограничивается половинчатыми решениями. За счет государства выдается определенное количество бесплатных путевок только определенным категориям социально уязвимых слоев населения в небольших санаториях Восточно-Казахстанской области.

По словам Ольги Петровской, большинство пострадавшего населения лишено возможности на бесплатной основе поправить свое здоровье или пройти курс реабилитации в специализированных санаториях. Санаторно-курортное лечение предоставляется исключительно людям с инвалидностью и пенсионерам.

По данным отдела занятости и социальных программ Семея, на 1 октября в городе насчитывается 10995 человек с инвалидностью, из них 1242 ребенка до 16 лет. За 9 месяцев 2019 года на санаторно-курортное лечение были направлены 3812 человек, из которых 2244 – люди с инвалидностью. Они поправили свое здоровье в санаториях «Уба», «Карагайлы» и «Мойылды».

А теперь давайте сравним эти цифры с тем общим количеством пострадавшего населения. Получается, почти за год оздоровиться смогли менее 0,3% от общего количества человек, имеющих особый социальный статус.

Также остро стоит вопрос реабилитационного центра для детей с особыми потребностями. Сейчас в Семее работает небольшой центр по оказанию специальных социальных услуг для детей с инвалидностью. Но там курс реабилитации могут получить не более 30 ребят. Поэтому в городе существует очередь из желающих устроить своего ребенка в этот центр.

Для организации детского реабилитационного центра инициативная группа матерей, имеющих детей-инвалидов, предлагала акиму Семея Ермаку Салимову отдать высвободившееся здание детского дома № 3. Но там открыли очередной детский сад, отданный в доверительное управление.

Недавно освободилось еще одно здание в самом центре города. В нем ранее располагалось городское казначейство. Родительская общественность надеется, что их многочисленные просьбы и обращения будут услышаны. Но, по неподтвержденным данным, в этом здании собираются разместить миграционную полицию.

Пособие есть, но какое?

По словам специалистов отдела занятости и социальных программ Семея, к ним до сих пор обращаются граждане, желающие получить статус пострадавшего и единовременное экологическое пособие. Так, только в 2019 году для оформления полигонного удостоверения обратились 1693 человека, 279 пострадавших получили единовременную денежную компенсацию в сумме 8,8 млн тенге. То есть, в среднем, по 31,5 тыс. тенге на каждого.

Впрочем, размер единовременной денежной компенсации высчитывается строго индивидуально.

По словам Надежды Михеевой, проживающей в зоне повышенного радиационного риска с 1955 года, она в 1996 году получила единовременное денежное пособие в размере 12920 тенге. Этих денег ей хватило на питание в течение недели. А ее мать, Любовь Перевозкина, прожившая в Семипалатинске с 1935 года и пережившая все виды испытаний ядерного оружия, получила в 1994 году чуть более 26 тыс. тенге. Ее пособие пошло на оформление документов на дом и земельный участок.

И таких примеров – тысячи.

Оформляя документы на пособие, люди рассчитывали на крупные денежные суммы, а в итоге полученных средств не хватало даже на покупку крупной бытовой техники. Тем более, на лечение и реабилитацию.

Ведь, собственно, именно на эти цели государство и планировало выплатить эту компенсацию тем гражданам, кто в течение 40 лет жил рядом с полигоном, где испытывались все виды ядерного и термоядерного оружия.

Как видим, вопросов остается еще очень много. Ученые считают, что необходимо продолжить сбор информации, обследование и лечение пострадавшего населения и их потомков. Общественники добиваются определения льготного обслуживания этой категории пациентов в учреждениях здравоохранения. Работодателям надоело нести свой крест ежемесячных выплат экологических надбавок и дополнительных отпусков без каких-либо преференций со стороны государства. Ну а простым гражданам нужны социальные гарантии, качественное доступное медицинское обслуживание и высокое качество жизни. Все это требует разработки особой правительственной программы, подкрепленной соответствующими финансовыми ресурсами.

Екатерина ГУЛЯЕВА   

Источник: Azattyq Rýhy

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

Где должна быть реклама?

Читали: 27 Семей. 13.11. “Semeyainasy” – По итогам двухлетней работы городского отдела архитектуры и градостроительства …

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ