Домой / Новости / ВКО / 55-лет телевидению Семея. Режиссер Алия Каймолдина:Телевидение – это моя жизнь

55-лет телевидению Семея. Режиссер Алия Каймолдина:Телевидение – это моя жизнь

data-ad-slot="1867841055">

В этом году Семипалатинское областное телевидение отмечает свой юбилей. Осенью 1965 года, ровно 55 лет назад, в эфир вышла первая телевизионная программа. Со временем в эфире стали появляться не только новостные, но и развлекательные программы, которые объединили зрителей всех возрастов. Одни ждали выпуски новостей, другие программы по интересам, третьи – концерты. Так или иначе, ждать у экранов телевизора полюбившуюся передачу стало для зрителей своеобразной традицией.

Дикторы и ведущие стали народными любимцами. А между тем, в создании программ принимала участие целая команда под чутким руководством режиссера. Одной из тех, кто принимал непосредственное участие в выпуске полюбившихся зрителям программ стала режиссер Алия Каймолдина, которая проработала в этой профессии 36 лет и по сей день не представляет свою жизнь без телевидения. В интервью ИА «Semey Ainasy» она поведала об истории местного телевидения

–С чего Вы начинали свою телевизионную карьеру?

–Я начала свою карьеру в 1978 году. Тогда я впервые переступила порог нашего областного телевидения. До этого я год проработала в районной газете. А после пришла на ТВ  и проработала там 36 лет. Правду говорят: телевидение – как инфекция. Стоит раз заразиться и на всю жизнь. Начинала помощником режиссера. Работала на подхвате. Потом дала себе слово, что пойду на повышение. Раз в год мы сдавали правила технической безопасности. Сдала. Стала ассистентом. После стала работать режиссером прямых эфиров. Тогда мы работали работали в прямом эфире до начала 90-х. Начинала с новостей. Новости в  шли 20 минут – 10 на русском языке, 10 – на казахском. И все было очень непросто -работали с ведь с кинопленкой, видеокамеры пришли намного позже. Ждали пленку из проявки, пока проявится и переживали: в каком будет состоянии,поскольку бывали случаи, когда нередко отснятый материал оказывался бракованным. После кинопленку вручную монтировали, получали одобрение ОТК ( отдел технического контроля), и к вечеру ждали дикторов, которым показывали этот ролик, а они, в свою очередь, начитывали за кадром текст.

А вот потом у нас появился Betacam. Сразу стало очень удобно и приятно было монтировать. Картинка стала очень красивая, а  потом, когда появились цифровые камеры монтировать стало намного проще. У нас ведь раньше титры писал специальный человек – художник. От руки писали название передачи, все титры – это был непростой и очень ответственный процесс.

-Много было программ в тот период на телеканале?

-Возвращаясь к истории, хочется отметить, что у насбыли две редакции: казахская и русская. После начали создаваться творческие объединения: «Парасат», «Самгау», «Импульс»… Я работала в «Спектре». Мне посчастливилось работать с такими журналистами как Лейла Уразбаева, Надежда Семенова, Федор Занарин, операторы Павел Путинцев, Виктор Тиц, Георгий Петрович Незнахин, Игорь Геннадьевич Бурлак, звукорежиссеры  Ольга Дмитриевна Федосеева, Шолпан Жексембекова. главный инженер Евгений Кашликов, инженеры  видеомагнитофонной записи Сергей Щербаков и Юрий Шелехов. У нас было соцсоревнование. Благодаря такому сильному составу наше объединение “Спектр” выходило  первое место.

В году 1985, у нас появилась  ПТВС (Передвижная телевизионная видеозаписывающая станция)- огромный автобус (ЛАЗ) с надписью «Телевидене СССР». И  с тех пор где мы только ни были! И на Шульбинской ГЭС, и в Карауыле,где снимали юбилейную программу, посвященную  90-летию Мухтара Ауэзова. У нас расширились границы, мы стали ездить по районам области. Для нас это было такой радостью! Первый выезд ПТВС  у нас был на стадион «Спартак».А  после  появилась возможность проводить благотворительные телемосты. Я 8 лет была режиссером этого телемоста. До этого я работала с Валерием Гельмановым – это наш главный режиссер, я была его ассистентом. А потом и сама стала режиссером. Какое-то время работала ответственным выпускающим редактором программ. До этого мы вещали  всего 1 час, остальное  время у нас была ретрансляция. В конце 80-х студия подключалась к телеканалу «НТВ» и половина эфира принадлежала его продукции – их фильмы, в основном криминальные.

Но, казахстанское телевидение стало стремительно развиваться и  уже в 90-е годы нам из Гостелерадио  республики  пришел приказ о том, что мы должны вещать самостоятельно 14 часов в сутки. Тогда это  действительно было сложно. Когда сказали, что вещание должно вестись  50 на 50  в соотношении программ на русском и казахском языках – мы к этому совершенно не были готовы. Где взять эти фильмы? Помню, тогда наш директор Ерлан Рыспекович Бажеков откомандировал меня Алма-Ату. Я поехала с целой коробкой кассет и чуть не сутками сидела в монтажной, переписывала все фильмы. Всё, что было у них в корпорации. Привезла больше ста фильмов на казахском языке. Стало чуть легче. Постепенно стали появляться программы собственного производства. В основном, старались делать все в прямом эфире. Поскольку это не так затратно, хотя это и очень ответственно. Благодаря этим эфирам у нас всё стало стабильно. Я вновь стала режиссером. То есть, пришла я на телевидение помощником режиссера, а на пенсию уходила уже главным режиссером.

–Какие сложности были во время работы на телевидении?

–Сложностей особенных не было, просто была большая ответственность. Каждый прямой эфир – это волнение. Говорят, что с годами привыкаешь, но это не так. Всё равно переживаешь, вдруг камера или микрофон не сработают. Главная задача режиссера – собрать весь материал и выдать в эфир. А в целом очень интересно. Встречались со многими интересными людьми. Кто только ни приходил! Целые районы приезжали, человек по сто: оркестр, солисты, танцоры. Так весело было. Мы работали и по выходным. Наверное, потому что мы любили свою работу. Телевидение  это великое чудо. И коллектив был очень хороший, дружный и слаженный. Говорят же, что фильм получается хорошим, если над ним работают профессионалы. Так и здесь. Действительно, любую программу надо делать с любовью.

Работали со звуком и видео, чтобы музыка соответствовала картинке. Это всё искали в архиве и какой-то период я очень много им занималась. Коллеги сегодняшнего поколения до сих пор временами звонят, спрашивают что и где?. Сейчас уже многое забывается, но раньше я могла  четко сказать: где и что на какой кассете записано. Говоря о сложностях и технике, всегда вспоминается случай, который я запомнила на всю жизнь. Было это во время проведения одного из благотворительных телемостов. Их мы делали по два часа в прямом эфире раз в год. У нас было три огромных камеры, которые очень много весили. В студии у нас сидели представители благотворительных организаций, малообеспеченные семьи  и воспитанники детских домов. Им там вручали подарки. Всё это нужно было показать тремя камерами. И во время эфира все три камеры у нас одна за другой начали выходить из строя… А они ведь все расписаны: одна должна снимать средний план, другая общий, третий – вручение подарков. И к концу мы оказались с одной камерой. Это был шок… натуральный…Тем не менее, всё показали. Хоть и были наезды и отъезды камеры, что неприемлемо, но мы справились. Это очень хорошо поработал оператор Кайрат Жунусов и ведущая  программы Альмира Кульмухамедова,  только благодаря им мы не сорвали эфир.

–Согласны с мнением, что советское телевидение было намного качественнее современного?

–Технически оно вряд ли качественнее. Сейчас ведь всё оборудование новое, цифровое. Считаю, что главным достоянием того времени действительно были сильные журналисты. Я ведь не случайно попала на телевидение, у меня родители журналисты. Они работали в областной газете «Семей таңы» и дома всё время рассказывали о работе. И я росла в этом кругу и тоже хотела быть журналистом. Но так случилось, что окончила я наш пединститут. Но потом целый год я жила в Москве, училась на режиссерских курсах. Это были курсы переподготовки работников телевидения и радио. У нас лекции читали такие великие режиссеры, как Шахназаров. У нас был Беляев – режиссер-документалист нашей группы. На телевидении мы проходили практику. Я проходила двухмесячную практику в программе «Время». Тогда дикторы были замечательные Нонна Бодрова, Аза Лихитченко. Мне очень нравилось с ними общаться. Там были режиссеры со всего союза. Было очень интересно посмотреть, как у них всё работает. Такие курсы были и в Алма-Ате. Я считаю, это очень хорошее дело. Неинтересно «вариться в собственном соку» здесь, нужно ездить, смотреть, видеть. Я помню, в Алма-Ате были курсы, на которые мы неоднократно ездили. Смотрели большую студию, встречались с режиссерами и журналистами, многому у них учились.

– Есть ли у телевидения будущее?

–Мне кажется, что есть. Людям ведь интересно. Я, вот, например, смотрю только наши новости. Мне интересно знать, что происходит в городе. В 19:00 часов вечера у меня всегда включены новости. Если не успела посмотреть в это время, смотрю в 21:00. Без новостей я не могу. Поэтому телевидение, я считаю, будет всегда.

–Есть ли какие-нибудь особенности у нынешнего телевидения?   

–Разве что то, что всё идёт в записи. Всё монтируется. Так намного легче. Раньше было сложнее. Всё записывали на кинопленку. Переживали, что видео не хватит. Диктор читает за кадром, а параллельно идет видео. И диктор должен был успеть зачитать весь текст, пока видео не закончилось или пока в кадре не начали показывать интервью. Нельзя было перебивать синхроны. Поэтому мы заранее показывали им видео, чтобы они могли подкорректировать, где-то убрать предложение или слово. Техника у нас была старая. Микрофон мог не сработать или что-то еще, но всё очень быстро делали. Целая команда работала. Все были асы.

– Почему раньше к журналистам относились лучше и уважительнее, чем сейчас?

– Сейчас появились блогеры. Любой может назвать себя блогером. Они начинают развивать какую-то тему, не разобравшись в ней до конца. Недавно был случай, админ одного из пабликов выступил с обвинениями в адрес женщины. По какому праву? Надо ведь разобраться сначала, пусть суд разбирается. Эту женщину позже оправдали, она оказалась не виноватой ни в чем. То есть, не стоит размещать на сайте непроверенную информацию. А они раздули на весь город. Блогер – это не журналист. Журналист – это профессия ответственная, серьезная. К каждому слову нужно подходить с особой ответственностью.

–Говорят, раньше был очень жесткий контроль. Как Вы считаете, со временем СМИ станут еще свободнее или вернуться к цензуре?

– Да, была цензура. «ЛИТО» называлась. Они проверяли все тексты,которые выходили в эфире, новостные тексты, мы сидели и ждали, когда привезут микрофонную папку с печатью и росписью цензора. Все фотографии просматривали: не дай Бог покажем в эфире мост или ещё какой-нибудь стратегический объект. И только после их печати можно было выдавать в эфир. И мы сидели вечерами и перед новостями ждали, когда приедет документ с разрешением. Сейчас пресса стала свободнее. Тогда не так назовешь фамилию первого секретаря – наутро сразу разборки, летучка. К прежней цензуре возврата, думаю, уже не будет. Руки уже развязали. Это раньше мы смотрели на обком, подпишут разрешение или нет.

– Сильно ли отличалась тематика советских программ от нынешних?

– Тематика отличалась. Было много сельских тем. Ездили  практически во все  районы области, приглашали директоров совхозов, передовиков труда. Тогда у нас была сельхозредакция, снимали программу «Дала дидары». Они ездили по всей области, снимали чабанов и скотников, полеводов, механизаторов. Снимали комсомольские молодежные овцеводческие и строительные бригады. Была программа, которую мы снимали в прямом эфире «Это мы» – сюда мы приглашали гостей, освещали жизнь города. Потом появилась программа «Город и горожане» о проблемах города, КСК, ЖКХ и прочее. Был замечательный цикл передач Федора Занарина «Притяжение» о истории родного края… Много было интересного и познавательного.

–Что дало Вам телевидение?

–Телевидение – это моя жизнь. Вся моя жизнь прошла на родном телеканале, который очень люблю , люблю коллектив. Нынешнее руководство до сих пор часто приглашает, стараются не забывать. Благодаря телевидению мы знакомились с очень интересными людьми.  Это счастье проработать всю жизнь в одном коллективе. Некоторые удивлялись, как мы так работали всю жизнь и на одном месте. Это сейчас переходят с одного места работы на другую, где больше платят. А мы тогда не спрашивали. Часто собирались с коллегами дома, начинали друг другу рассказывать разные случаи из  рабочих моментов или командировок. Мой брат однажды спросил: сколько мы зарабатываем? (в тот момент у нас зарплата была всего 4 500). Он удивляется, говорит: «Вы – фанаты! Как можно жить на такую зарплату?!». А нам, хоть и не всегда хватало, но тогда, слава Богу, не было кредитов, мы особо не заморачивались. На работу бегали как на праздник. Даже не заметили как пролетели эти годы. Потому что интересно было работать. Говорят ведь, что телевидение – это на всю жизнь. И это правда.

–Спасибо за выделенное время и интересную беседу.

Айя Канатова

От Semeyainasy news

Посмотрите также...

Проблемы сбора и переработки отходов ТБО обсудили в Восточном Казахстане

Читали: 40 data-ad-slot="1867841055"> Семей. 27.10. “Semeyainasy” – Сортировка и переработка твердо-бытовых отходов для восточноказахстанцев такая …

СЕМЕЙ АЙНАСЫ

СЕМЕЙ АЙНАСЫ